Ножные латы храмовника со знаком вепря

Христос приземлился в Гродно. Евангелие от Иуды (fb2) | КулЛиб - Классная библиотека!

Ножные латы храмовника Становится персональным при надевании Ноги Латы Броня: со знаком вепря (шанс %). +15 к духу, +16 к силе; со знаком вепря (Шанс: %) +16 к духу, +16 к силе; со знаком медведя (Шанс: %) +15 к выносливости, +15 к силе; со знаком . Ножные латы храмовника. Ножные латы храмовника. Становится персональным при надевании. Ноги, Латы со знаком вепря (Шанс: %).

Выхватив пистолет, он побежал к раненному штурмовику. Пехотинец прижал псайкера к зловонным остаткам брони, перемолотых костей и изрубленных тел. Но ведьме удалось высвободиться. Твари каким-то образом удалось пролезть под слой гниющей плоти и керамита. Шест дернулся и резко ушел вниз, потащив за собой штурмовика. Брызги крови разлетелись во все стороны. Какая доля этих брызг принадлежала штурмовику, а какая — мертвецам, этот вопрос остался без ответа.

Единственное, что можно было сказать наверняка: Сержант принялся изучать поверхность, осторожно водя дулом пистолета из стороны в сторону. Одна из оторванных конечностей шевельнулась. Апробатора воротило от представления, разыгравшегося перед его глазами, его трясущаяся рука крепко сжимала микрофон вокса, вместо того, чтобы схватить рукоять лазпистолета. Наконец справившись с дрожью, апробатор достал оружие. Неожиданно, ведьма оказалась прямо перед ним, выскочив из груды тел, словно змея.

Ее тело было полностью оголено и покрыто кровью и остатками органов. Глаза пылали ненавистью, а губы были вытянуты, словно у хищного кота. Страх заполнил его сознание, и единственное, что он мог делать — смотреть на ведьму широко раскрытыми глазами, пока та шла к.

Она уже почти прикоснулась к его лицу своим лбом, когда, неожиданно, мелькнула молния. Просто разлетелось на части. Каст продолжал стоять, быстро моргая глазами.

Его лицо было залито кровью ведьмы, а рука с пистолетом так и застыла в висячем положении. Повернувшись, апробатор увидел подкрепление, вызванное сержантом. Они хладнокровно казнили псайкера с расстояния, даже не поведя при этом бровью. Когда они опустили ружья, Каст кивнул в знак признательности за спасение.

Сержант уже подбежал к нему и, поставив ногу на ребра ведьмы, нацелил свой пистолет на остатки от ее головы. Он произвел три выстрела и убрал оружие в кобуру. Он обнаружил, что смотрит на остатки под его ногами: Сержант колебался, прежде чем кивнуть. Однозначно это результат Кровавого Похода. Вопрос в том, чем закончился этот Поход? В записях Инквизиции говорилось, что прислужники Кровавого Бога разбросаны по галактике в виде разрозненных банд.

Огромное скопление войск было редкостью с момента, когда первобытная ярость двенадцатого легиона стала распространяться не только на боевых братьев, но и на невинные души Империума. Злобокост отличался по своей сути. Население миров, сталкивавшихся с этим явлением, полностью вырезалось. Неудавшиеся вмешательства Адептус Астартес и Имперского Флота подтверждали огромные количества древних кораблей Пожирателей Миров и армады вопящих культистов, количество которых с каждым разом росло.

Некоторые из этих фрегатов и крейсеров не видели со времен Ереси Хоруса, бушевавшей тысячи лет. Мало было известно и о чемпионе, возглавлявшем Кровавый Крестовый поход, маньяке, которому удалось невозможное — собрать так много своих братьев-мясников ради одной цели. Селестийские картографы полагали, что комета Киилер, небесное тело с крайне необычной орбитой, прошла через Сегментум Обскурус и Сегментум Соляр десять тысяч лет.

Говорят, что этот пикт до сих пор хранится во дворце Императора, а его репродукции разошлись по всему Империуму. Галактика сильно изменилась с того момента. Империя эльдар пала, Империум был расколот гражданской войной, и в космическом пространстве возник колоссальный варп-шторм, известный как Око Ужаса. Когда комета Киилер возникла из Ока Ужаса, стало ясно, что она претерпела колоссальные изменения. Кроваво-красный маяк, казалось, обладал собственным разумом и исполнял волю Пилигрима и его Кровавого Похода Злобокост.

Демоны, культисты и Пожиратели Миров верили, что комета олицетворяет волю бога Хаоса и ведет их меж звезд, чтобы они устроили пир резни не только для лучших воинов Императора, но и для жителей Священной Терры.

Все это было еще до того, как комета появилась в небесах небольшого церковного мира в субсекторе Прага. Раздался рев двигателей, и огромная тень пронеслась прямо над Кастом. Инстинкт заставил апробатора заткнуть уши и упасть на колени среди трупов. Волна горячего пара обдала Каста, и шлейф дыма окутал пространство вокруг апробатора. Щурясь из-за ярких огней двигателей, аколит наблюдал, как судно пронеслось над некрополисом и начало снижаться в районе Обсеки. Даже будучи сотрудником Инквизиции, Каст видел подобное судно лишь.

Развернувшись, апробатор увидел второе судно, плавно снижавшееся с небес, его двигатели приспосабливались к гравитации, намереваясь стабилизировать курс корабля. За ним последовали другие боевые корабли, они шли в плотном строю, пока не заняли позиции над полями сражения, рядом с разрушенным городом.

Клянус Троном, она огромна. Среди мерзких слуг Хаоса, аколит обнаружил множество тел Адептус Астартес, все они были облачены в священную броню Ордена Сдирателей. Передайте мое почтение и просите о встрече с офицерами Адептус Астартес. Взбираясь по горам трупов и могильным плитам, Каст продолжил запись: Они известны своими подвигами и количеством боевых потерь.

Записи Кодекса Астартес говорят, что их геносемя берет начало от Имперских Кулаков, а сам Орден возник в темные дни Второго Основания в знак признания их заслуг при защите Имперского Дворца во время Осады Терры. Глаза Каста упали на демоническую плоть, морда твари ухмылялась, косясь на Каста, даже после ее уничтожения. Его глаза еще мгновение смотрели на эту ужасающую картину, прежде чем апробатор закрыл их и двинулся. Три роты и боевая баржа свидетельствуют о чрезвычайной важности миссии.

Он поднял знак ордо и помахал рукой. Пилот не обратил внимание на небольшого Каста, казавшийся гномом на фоне тел и погребальных скульптур, судно зависло над заполненным телами кратером, образованным взрывом. Пыль и мусор с могил окутала апробатора, и Каст двинулся по направлению к транспортнику. Нос судна завис над апробатором, словно хищник. Лучи прожекторов освещали Каста, полы одежды которого поднимались вверх под воздействием ветра.

Каст снова поднял руку вверх, демонстрируя знак принадлежности к Инквизиции, и обнаружил, что слегка пошатывается под воздействием вихря, созданного транспортником, тяжелые болтеры, бронированная кабина пилота и десантное отделение были зафиксированы на апробаторе. Двигатели корабля, шасси и вооружение блестели, благодаря священным маслам и бережному обслуживанию, однако броня была желтоватого цвета со следами повреждений.

Рампа корабля отошла вниз, и космические десантники из Ордена Сдирателей рассредоточились по поверхности, выстроившись в две линии. Сдиратели двигались как единый механизм, болтеры прижаты к броне.

Броня сама по себе была грязноватого цвета и казалась поношенной на фоне блестящих кабелей торса, черные оптические линзы, над решетками шлема, источали решительность. Цвет топленного масла померк еще больше, когда на броню стали попадать остатки мертвецов. Каст мог поклясться, что присутствие Ангелов Смерти Императора заставляет его плоть дрожать. Сдиратели стали окружать место высадки, направив стволы болтеров в землю. Их шлемы методично поворачивались то вправо, то влево, сканируя окрестности.

И они явно прибыли сюда не в целях разведки местности. Интенсивность ветряных потоков нарастала, и Каст надел очки. Не желая выказать неуважение и показать, что он не враг живому арсеналу Императора, Каст вытянул перед собой символ Ордо. Из глубин десантного отсека появилась последняя фигура. Его размеренные шаги говорили о великом бремени воина, его возрасте и звании.

Христос приземлился в Гродно. Евангелие от Иуды (fb2)

Пока он ждал, стоя на краю рампы, транспортник двинулся. Каст чувствовал себя, словно оказался в центре шторма. Аколит попятился назад, когда корабль стал приближаться к. Рампа захлопнулась, и судно взмыло в воздух, оставив десантника и апробатора среди безмолвных тел. Каст оказался полностью накрыт тенью, отбрасываемой керамитовой броней. Однако, в отличие от его братьев, броня воина была глубокого, черного цвета. Кое-где были видны пробоины от попадания болтов и крестовые царапины от мечей и когтей.

И все это контрастировало с адамантовым блеском кабелей, корпуса брони и Имперской аквилой с расправленными крыльями по всей широкой груди воина.

Его бронированная перчатка крепко сжимала крозиус, под набалдашником, в виде орла, блестели острые лезвия. Рукоятка силового оружия касалась земли, и гигант использовал ее как опору, шагая навстречу апробатору среди тел павших. Не дождавшись ответа Каста, Сдиратель снял шлем. Апробатор отметил жесткие черты лица десантника и вереницу шрамов на древней коже. Каст не мог подобрать слова в присутствии ангела.

Он также не мог выдержать взгляд темных глазах Сдирателя и обнаружил, что сам разглядывает детали священной брони воина. Бессознательно подавшись вперед, Каст увидел, что под каждой царапиной или дырой было описание, выгравированное на Высоком Готике.

Каждая отметина имела свою историю с датой и местом действия: M41 Деллерия Секундус; Присмотревшись к другим Сдирателям, Каст обнаружил, что все они носят подобные отметины на своей броне. Прошу со своей стороны простить меня за такое неожиданное появление. Нам, Адептус Астартес, как и Инквизиции Императора, катастрофически не хватает времени, но так много нужно сделать. Я — санктиарх Вальтазар, капеллан Ордена Сдирателей, и я представляю интересы магистра Ордена, Ишабода.

Каст пытался выдержать суровый взгляд капеллана Сдирателей, но у него не получилось. Санктиарх, я приношу свои соболезнования вашему Ордену.

Я понимаю, что здесь погибла вся пятая рота, оборонявшая этот мир от Хаоса. Не могли бы вы мне поведать, с чем связан интерес Инквизиции к нашему несчастью? Каст почувствовал на себе тяжесть взгляда ангела. Властность его голоса, его гробовой тон. Страх перед физическим присутствием космического десантника. Неужели Сдиратели оказались под подозрением, апробатор? Не дождавшись ответа Каста, капеллан продолжил: Я проигнорирую оскорбление от вас, чтобы ускорить выполнение нашей миссии. А теперь, апробатор, скажи мне, обнаружили ли вы кого-нибудь из моих братьев?

К сожаленью, все мертвы. Некоторые из тел разбросаны на поле битвы, но наибольшая концентрация отмечена в районе города Обсека. Хотел бы я помочь вам больше, но Злобокост не оставляет свидетелей. Не слишком ли серьезные силы для такой миссии? Вальтазар развернулся, и взгляд Каста упал на светящиеся лезвия смертоносного оружия капеллана. Просветите меня, так как я опасаюсь, что вы не просто прибыли сюда забрать павших братьев.

У Адептус Астартес и Инквизиции долгая история совместного сотрудничества. Давайте продолжим эти славные традиции. Возможно, я смогу помочь. Возможно, мы сможем помочь друг другу. Возможно, мы оба сможем понять, что здесь произошло. Надеюсь, твой господин понимает, насколько ты глуп и безнадежен. Вальтазар буравил Каста взглядом, но апробатор в этот раз выдержал. Мы подвели наших братьев, и они встретили врага в одиночку. Наша боевая баржа застряла в варпе из-за влияния багровой кометы.

Наш вектор подхода был прямым, но не без изъянов, как и мой приказ, следовать. Если бы мы не столкнулись с этими проблемами, у нас бы был шанс сражаться с нашими братьями и остановить эти разрушения. Он аккуратно подбирал слова. Капеллан Сдирателей сделал угрожающий шаг в сторону апробатора. Каст попятился назад, его сердцебиение участилось. Он споткнулся о мертвую конечность и рухнул на обезображенный труп. Космический десантник навис прямо над ним, и апробатор судорожно полез в карман и вытащил пергаментный свиток.

Преисполненный благоговения он вручил документ разгневанному Сдирателю. Капеллан зарычал и выхватил свиток из рук апробатора. Пока Сдиратель читал текст, Каст неуклюже поднялся с земли и принялся оттряхивать свою одежду. Запросы пришли даже на кордон Ванахейм, несмотря на понимание бесполезности данного запроса, потому что Имперские Кулаки, Экзорцисты и Серые Рыцари никогда бы не покинули линию обороны древней Терры, чтобы защитить небольшой могильный мир-кладбище Экклезиархии.

Вы находились слишком далеко и не успели бы прибыть вовремя. У них есть инструкции слушать все телепатические сообщения и проверять их на связь с работой Ордо Обсолетус. Ваш вид призван рыскать в поисках информации и удостоверяться в ее значимости. Каст кивнул, позволяя помоям стекать по.

С просьбой о вмешательстве. Вальтазар пробежался глазами по тексту, на который ссылался апробатор. Надеюсь, подобная информация не относится к сферам вашей компетентности, апробатор. Пока я не показал ему пункт назначения для данного сообщения. Вальтазар отыскал астротелепатические координаты.

Однако, Злобокост был побежден. Я не знаю, что здесь произошло. Единственное, что мне известно — это то, что один из ваших библиариев передал прямое обращение на древнюю Терру, Богу-Императору человечества, и, похоже, оно было услышано. Взгляды космического десантника и апробатора пересеклись. Капеллан не пытался скрывать раздражение. Все его существо было пропитано гневом и яростью. Когда его губы начали формировать ответ апробатору, к ним подбежал сержант штурмовиков.

Его взгляд был прикован к огромному Сдирателю. Одна из команд обнаружила выжившего. Вальтазар слегка наклонился к апробатору. Труп-капитан Силом Гедеон стоял на кафедре, украшенной рунными письменами и свитками. Эзраки подошел к капитану, заставив слуг, стоявших у кафедры, расступиться. Правая нога апотекария была полностью бионической и почти такой же старой, как и сам Эзраки.

Каждый его шаг сопровождался шипением гидравлики, а задержка в миллисекунду между реакциями плоти и протеза со стороны казалось похожей на легкую хромоту. Он схватился за волосы, которые росли словно корона на его черепе. Оккам, Васраил и Ябес. Оккам сражался хорошо, но не слишком хорошо. Я думал, Ябес мертв.

Не думаю, что кто-то сможет остановить этого Багрового Кулака. У них есть все шансы выиграть состязание. Казалось, Гедеон не слушал старого апотекария. Этот артефакт выделяет нас как Астартес Презис и служит свидетельством нашей службы по охране Окулярис Террибус.

На нем изображен Стигмученик — эмблема Ордена. Гедеон повернулся, чтобы показать символ на его наплечнике, о котором он говорил: Храбрость, дарованная Императором, покинула нашего брата, потерявшего стяг, и его бесчестье распространилось на всех. Это наше коллективное наказание. Разве не Сдиратели знают истинную печаль примарха, агонию его возмездия и холодную ярость его возрождения? Разве не мы уничтожаем его слабость в наших сердцах, сдирая плоть на Ритуале Бичевания и одевая Мантию Дорна?

Почти удавшееся убийство нашего магистра. Почти полное уничтожение пятой роты, сто лет издевательств, пока она будет восстанавливаться под неодобрительные перешептывания наших кузенов. Духовное наказание за потерю дара Дорна.

Все это — гвозди в гроб чести Адептус Астартес. Эти идеалы живут в сердцах Сдирателей, держащих мечи во имя Императора. И они доказывают это сейчас, участвуя в Пире Мечей. Узахар — плеть отделения и ветеран. Датан — юн, но быстр и опытен в обращении мечом. Но здесь, на мире, завоеванном первой ротой, Кулаки защищают свой титул… Мне сложно просчитать наши шансы. Даже если они победят, им придется встретиться с проклятым Багровым Кулаком в следующем раунде.

Славные башмаки - Предмет - World of Warcraft

И здесь наши шансы приближаются к нулю. Сам Дорн покарал бы его, будь он жив. Пусть он сгниет, мне все равно. Тьма — его удел, и я не избавлю его от агонии. Тьма заняла мое место. Я никогда не был внутри нее, но я хорошо знаю тьму. Разум и тело заполняются драйвом.

Что-то, не относящееся к генетическому наследию, обрядам посвящения в Орден и усиленным чувствам, ревет в моих венах. И этот момент кажется самым живым и естественным за всю мою жизнь.

Славные башмаки

Каждая молекула моего естества посвящена этому процессу. Тьма окружает меня, отгораживая от реального мира. Я пытаюсь сосредоточиться, но все, на чем я останавливаю взгляд, превращается в орущую тень.

Я гадаю о лабиринте кошмаров этого места, держа оружие в руке. Которое жаждет и окрашено не моей кровью. Братья, погибшие и живые, сражаются вокруг. Я слышу отдаленные крики боли. Я не могу расслышать слова, но знаю, что они пропитаны ядом и спокойным благоразумием. Звон стали наполнил воздух, лишь шум болтерного огня прерывал. Я — на поле, окутанном дымом. Забираюсь на вражеский транспорт, неся духовность в мир демонов. Каждая моя битва пролетает одна за.

Цвета разрушения меркнут, пока не остается лишь чернота. Мои сердца колотятся в унисон. От страха, но не за. Пустота тьмы готова поглотить мою душу.

Кровь растекается по телу. Я дрожу, но не от страха, а от ожидания. Я воин до последней молекулы моего тела. Я был создан убивать за что-то, что важнее, чем я, служить Всеотцу мечом, болтом — до последнего вздоха. Я живу за братьев, жизнь которых я прервал.

Их тела раскиданы по руинам, одно на другом, а я стою на самом пике этой кучи. Могучие братья лежат раздавленными и изогнутыми телами. Их божественная плоть безмолвна. Колокол битвы завис над их телами. Их оружие украшает меняющуюся поверхность. Злой рок настиг. Боль и чувство утраты такие четкие, что моя душа разрывается на части.

Словно ужасающая туманность, прорвавшаяся сквозь историю галактики и мою собственную, Тьма настигла. В какой-то момент в пустоте возник свет.

Император Человечества здесь, со мной, в этом безнадежном месте. Его присутствие и наследие — маяк в темноте. Лишенный сил, смотрю на. Я иду навстречу его мощи. Момент накрывает меня, и слезы градом текут по моим измазанным в крови щекам. Затем звезда в прекрасное, но короткое и грустное мгновение, исчезает, маяк растворяется. Я падаю на колени и плачу, не в силах сдержать эмоции и что-либо изменить. На его месте — мертвая пустота, сотрясаемая ударной волной, вызванной взрывом.

Все, что осталось — глубокая печаль сироты-ангела. Мои сердца чувствуют его бессмертную грусть. Моя утрата — его утрата. Я чувствую то же, что и он, когда стоял перед Императором. Я знаю его страх и страдание. Этот момент сомнения и ужасающая возможность становятся моим вечным проклятием.

Salia - Персонаж

Оно пронизывает меня своим отчаянием. Я ухожу глубоко в себя и нахожу там безграничную тьму. Я реву в отрицании, словно младенец, которого только что достали из утробы. Я падаю на колени. Я знаю только страх и ярость в пустом космосе, свободном от ответов. Я не видел ее. Она здесь и в то же время не. Бронированная тень, появившаяся из тьмы и выделяющаяся на фоне пустоты. В отличие от мрачного окружения или Императора, его присутствие затмевается его собственным превосходством. Шаги пришельца медленные и размеренные, и он идет ко.

Угроза, как и его размеры, увеличивается. В них нет недостатка на поле брани. Я стою на коленях, так как мои ноги стали частью поля.

Мой разум заполнен печалью. Я — в отчаянии. Его броня — цвета самой черной ночи. Каждый ботинок окутан призрачным пламенем. Я смотрю на эти раскаленные шаги по покрытому льдом металлу палубы. Фигура останавливается и смотрит на. Передо мной Ангел Смерти. Лишенная символов ордена, броня похожа на могилу, кошмар из ребер и костей, скелет на поверхности священной брони.

Лицевой щиток шлема смят, отсутствует кусок керамита. Бело-синяя часть черепа смотрит на. Блестит штифт за безупречную службу. В пустых глазницах — неестественное пламя. Безупречные зубы, злобно стучащие в унисон. Незнакомец молчит, но вытягивает вперед перчатку цвета ворона. Кость виднеется сквозь дыру в районе пальца.

Я с ужасом наблюдаю, как перчатка приближается к моему лицу. Труп-капитан Гедеон ступил на пол каменного коридора. Закрыв за собой дверь, Сдиратель расправил свои широкие плечи и прислонился к холодному металлу двери. Гедеон слушал звон клинков, раздававшийся с арены и отражавшийся от доспехов офицеров Адептус Астартес, стоящих за оградой. Апотекарий Эзраки подошел к капитану. Он вытер кровь с рук хирургическим полотенцем и взглянул на корпус-капитана.

Лушче убивай обычных мобов. Если честно я находил чаще вещи у них, особеено оружие. К примеру в лагере чудовищ, перед афинами не мало мобов хоть у одного да находится что.

Да и выложи умения боевого мага интересно что ты развивал. Я его по долгу фармил, с сундука вещички, удобно и недорого, как говориться GAER Его громой топот может отнять разом все жизни сколько бы их не было и при максимальном резисте на молнию. Хоть огонь его и не так крут но если он оглушит то почти точно убьет. Так что боевым магом там врядли разиграешься ProZ Самый быстрый и удобный фарм у него,но вещи у него не щик выпадают. Да и шмот падает не плохой, просто терпение. Мне например 2й Телхин вообще ни чего не дропнул, я на него раз 60 сбегал А он не особо много отнимает.

Да и голем тоже не особо в схватке с ним помогает. У него большей резист огню, как у всех автоматоев. Поэтому боевым магом там сложно.